Почему Церковь отказывает верным?

Традиционно, уже много лет, 1 ноября на украинских и польских военных захоронениях собирается группа граждан Львова, которые считают своим долгом в этот день отдать дань уважения людям, которые честно боролись и честно отдали свои молодые жизни за убеждения, которые считали тогда идеалами. Обязанность двоякий: и помянуть в День памяти, и попытаться укрепить через взаимное прощение очень непростые отношения между двумя народами.

Группка эта каждый раз меньшая. В этом году было чуть больше десятка людей. Их количество вполне компенсировалась искренностью. Здесь нет ни пиара, ни избирательных технологий. Есть простая и очень человеческая потребность синхронизировать свои действия в настоящем жизни с поступками людей в не таком уж далеком прошлом. Они, наконец, имели ту же цель, что и мы сегодня: независимость, достоинство, гражданская честь.

Польская община делает то же самое 1 ноября. Совместной с украинским духовенством отправляют литургию на воинских захоронениях Лычаковского кладбища. Честь им за это и хвала.

В прошлые годы как-то удавалось это делать одновременно с украинской группой неравнодушных. В этом году не удалось, разрыв составлял два часа (ну почти как с Москвой).

И ни один из священников нашей Церкви не проявил доброй воли и не пошел вместе с ними на погребение еще раз, чтобы выполнить, так на самом деле, свою прямую обязанность – послужить верующим в их духовной потребности. Отказ была бы мотивирована: мы уже это сделали два часа назад, вместе с поляками. Заказанная работа выполнена, повторять не будем.

Пошли сами, зажгли свечи и на украинских, и на польских могилах, сказали слово, как умели, молились. Сделали то, что считали необходимым, что было внутренней потребностью. Было красиво и светло.

Но неприятный осадок остался. Почему те, кто не должен отказывать в молитве, отказал верным? Почему повелись, как коммерческая фирма, которая выполняет только заранее оговоренные заказы и ни шагу больше?

Если нам отказывает Церковь, то на кого надеяться?

Умышленно не называю тех, кто был в этой группе. Потому что это не имеет никакого значения. В молитве Церковь не должна отказывать никому. Разве бы ошибалась.